Интервью директора ООО «Средневолжский станкозавод» Чижова С.Г., журнал «Умное производство»

20 июля

В прошлом году Средневолжскому станкозаводу исполнилось 140 лет. Более века на этом известном на весь мир самарском предприятии проектируют и производят токарные станки. Столь широкую известность заводу обеспечивает высокотехнологичная продукция – широкая линейка токарных станков повышенных классов точности. На выставке «Металлообработка 2017» ООО «СВСЗ» представлял два образца этой продукции – токарный станок с оперативным программным управлением модели SAMAT 400 «Вектор» и токарный станок особо высокой точности SAMAT400 SS. Собеседник «Умпро» – директор компании Станислав Чижов.

Станислав Чижов– На выставке «Металло-обработка», при всем многообразии представленного на ней оборудования, экспонировалось не так много станков ультрапрецизионных классов…

– А их вообще в мире выпускается немного – это очень узкая ниша. И ее практически полностью закрывают несколько ведущих производителей: немецкая компания Weiler, швейцарская SCHAUBLIN SA и – наш СВСЗ, сохранивший и развивающий все уникальные компетенции некогда крупнейшего в СССР станкостроительного предприятия. Сейчас мы выпускаем токарные двухосевые станки трех классов точности по ГОСТу: повышенной точности (класс П), высокой точности (класс В) и особо высокой точности (класс А). Что касается токарных станков класса А, – мы являемся единственным в России производителем такого оборудования. Станки выпускаются под торговой маркой «SAMAT». Эта марка появилась в 1993 году – в конце 1980-х– начале 1990-х годов много продукции завода шло на экспорт и, чтобы уйти от непонятных зарубежным покупателям буквенно-числовых аббревиатур, мы создали этот бренд.

Наши основные потребители – предприятия точного приборостроения, в основном из сферы ОПК (КРЭТ, концерн «Созвездие»), компании, входящие в ОАК и ОДК, предприятия Роскосмоса и Рос-атома. Наши станки используются в инструментальном производстве, на выпуске медицинского оборудования. География поставок – от Владивостока до Калининграда. Мощности сейчас полностью загружены, годовой объем производства – до 100 единиц.

– Вы говорили о сохранении компетенций и преемственности традиций на СВСЗ. Значит, вы остались производством полного цикла?

– Почти. Недаром у металлообработчиков в ходу известная поговорка: чем больше съем стружки, тем выше добавленная стоимость! Так что мы сохранили за собой полный набор ключевых компетенций.

Все механические узлы станков, включая станину, шпиндельный узел, суппорт, заднюю бабку, производятся непосредственно на мощностях Средневолжского станкозавода. При изготовлении базовых деталей широко применяются сверхточные шлифовальные, зубошлифовальные и резьбошлифовальные станки и другое прогрессивное оборудование. Это и отечественные станки, приобретенные еще в начале 1990-х годов, и высокоточные немецкие станки. А также – станки собственного производства, которые мы включаем в наши технологические цепочки. Для обеспечения долговременного сохранения необходимой точности станков все их базовые детали подвергаются различным стабилизациям геометрических размеров (естественного и искусственного старения), направляющие станин из высококачественного чугуна термически обрабатываются на установках ТВЧ. Для ключевых компонентов станков (шпинделей, пинолей, ходовых винтов, шестерен и т.д.), изготовленных из легированных сталей, предусмотрена термообработка, в том числе ионное и газовое азотирование, нитро- и ионная цементация и т.д. Поэтому наши станки, в отличие от произведенных в Китае или собранных из китайских компонентов, дают большую точность и служат намного дольше. Мы даем пятилетнюю гарантию на узлы нашего производства – станины, шпиндельную группу, винты.

Стабильное качество изделий обеспечивает также их и стендовая сборка с большим объемом обкатки собранных узлов. С целью снижения шума и виброактивности узлы привода главного движения и отдельные детали подвергаются динамической балансировке. Сборочная оснастка у нас тоже своя. А еще СВСЗ обладает одной из лучших в городе метрологических лабораторий, оснащение которой позволяет делать измерения с высочайшей точностью – с долями микрона. В ее арсенале – самые современные КИМ, например, лазерные интерферометры, профилометры, различные типы микроскопов, приборы измерения твердости и т.д.

Процессы, несущие малую добавленную стоимость, например, производство кабинетных ограждений, гальванику отдаем на аутсорсинг. Также закупаем литейные заготовки.
Токарный станок особо высокой точности SAMAT 400 SS

– А зарубежные комплектующие есть в ваших станках?

– Есть, но очень мало. В марте этого года мы получили из Минпромторга России подтверждение о включении СВСЗ со всей нашей номенклатурой в реестр производителей российской продукции. Как известно, в 2016 году, когда мы подавали соответствующую заявку, для включения в этот реестр предприятиям требовалось иметь не менее чем 30-процентную локализацию производства в России. У нас же подтвержденный процент компонентов российского производства по станкам универсальной группы – 93%, а по станкам с ЧПУ – 77 процентов, причем это наше собственное производство. Вот ЧПУ мы берем в том числе за рубежом – по желанию заказчика станка можем оснастить его ЧПУ от Siemens. Но в основном мы его покупаем у наших постоянных партнеров – санкт-Петербургской компании «Балт Систем». Есть у нас и собственные наработки в этой сфере: здесь, на «Металлообработке 2017», мы представляем станок с оперативным программным управлением, его математика разработана нашими специалистами.

– Кстати, вы ведь выделили в отдельную структуру «Инженерный центр СВСЗ». Не каждая компания может себе позволить собственный инженерный центр…

– Для нас это необходимость, поскольку, чтобы удерживать позиции на рынке, надо постоянно совершенствовать свою продукцию, повышать ее характеристики. Наш инженерный центр постоянно занимается НИОКРами. Одна из его недавних разработок – глубокая модернизация наших станков особо высокой точности. Уже полностью готова проектная документация, сейчас ведется НИОКР постановки на производство. В следующем году на выставке «Металлообработка 2018»  мы уже планируем показать обновленный станок. Пока не буду анонсировать его новшества, скажу только, что разница с тем, что есть сейчас, будет существенной.

Мы постоянно отслеживаем тренды в нашем сегменте – что производят наши коллеги из Германии, Швейцарии. И сами стараемся быть в тренде. СВСЗ производит широкоуниверсальное оборудование, а также решает специальные задачи для электротехнической промышленности – выпускает специальные высокопроизводительные токарные автоматы, это, по сути, роботы-манипуляторы, предназначенные для выполнения конкретных технологических операций. Сейчас ведем разработки по созданию ультрапрецизионных станков – тонкого точения.

– А как организован постпродажный сервис станков от «СВСЗ»?

– У нас очень сильная сервисная группа, она обеспечивает гарантийное и постгарантийное обслуживание поставленного оборудования на всей территории России, Казахстана и Беларуси.

– Представленный на вашем стенде токарный станок с оперативным управлением – это совместный продукт Средневолжского станкозавода и «ПО «Старт» им. М.В. Проценко». Пожалуйста, расскажите подробнее о стратегическом партнерстве «СВСЗ» и ПО «Старт».

– Станкостроительный бизнес – отрасль, требующая больших инвестиций. Небольшой частной компании очень сложно держаться на плаву и конкурировать на рынке в своей нише. Необходимо постоянно обновляться технологически, развивать инженерную базу, вкладываться в НИОКРы. Поэтому мы давно искали мощного партнера, и в 2014 году на наше обращение откликнулся Росатом. Почему этой энергетической корпорации стало интересно производство станков? АЭС обычно являются градообразующими предприятиями закрытых территорий и на корпорацию ложатся заботы по развитию этих территорий. Проблему Росатом решает путем диверсификации своей деятельности, создания новых рабочих мест в новых для себя сферах. Станкостроение стало одной из таких сфер,  развитие которых Росатом принял для себя как стратегическую задачу. Так в орбите его интересов и оказалось пензенское «ПО «Старт» им. М.В. Проценко». Сначала там пытались наладить кооперацию с чешским производителем линейки токарных станков. Но введенный в 2014 году режим санкций перечеркнул этот проект и Росатом стал искать для ПО «Старт» партнеров в России, так что наше предложение сотрудничества оказалось очень кстати. В конце 2014 года мы подписали соглашение о совместной деятельности, в рамках которого теперь осуществляем нашу производственную кооперацию. Ее продукт и представлен на выставке. Станки производятся полностью по нашей документации, целый год у нас ушел на то, чтобы привести ее в соответствие стандартам Росатома. И это при том, что в бумаге мы уже давно не работаем, вся информационная база у нас хранится в «цифре», 3D-моделях. Сейчас мы поставляем на ПО «Старт» обработанные крупногабаритные компоненты, в том числе станины, детали шпиндельной группы, а наши пензенские партнеры должны производить «начинку» шпинделей, некоторые элементы суппорта и осуществляет на своих мощностях окончательную сборку станка и установку кабинетного ограждения. Cтанки выпускаются под нашим совместным брендом. На данный момент на пензенской площадке уже полностью освоены сборка и монтаж кабинетных ограждений, в июне они начнут сдавать первые детали шпиндельной группы. ПО «Старт» обладает существенными технологическими компетенциями, парком нового высокопроизводительного оборудования. Мы надеемся с помощью кооперации с ним выйти на новый уровень производства.
Токарный станок с оперативной системой управления. ОСУ «Штурман» собственная разработка ИЦ СВСЗ

– СМК у вас внедрена?

– Да, мы внедрили систему управления качеством, проходили все клиентские аудиты. Полностью готовы и к сертификации по ISO – это, конечно, понадобится при выходе на внешние рынки.

– А есть такие планы?

– Конечно! Ведь еще в 1980-х годах, когда СССР был одной из первых станкостроительных держав, наша продукция была распространена по всему миру. Рынки Латинской Америки, Ирана были традиционными для Средневолжского станкозавода в советское время. И сейчас на «Металлообработке» к нам подходят представители иностранных фирм – европейских, латиноамериканских. Говорят, что помнят наш бренд, что наши станки у них по сей день прекрасно работают. И до сих пор на «СВСЗ» приходят из скандинавских стран, из Латинской Америки запросы на поставку запчастей.

На выставке «Металлообработка 2017» у нас состоялись продуктивные переговоры с представителями иранской компании. Это очередной – и прорывной – раунд наших переговоров, до этого в течение двух месяцев мы с ней согласовывали условия партнерства. В сентябре по приглашению этой компании рассчитываем поехать на выставку в Иран для продвижения нашей продукции на этом рынке. Наши партнеры будут выполнять функции нашего представительства в Иране. Это – одно из направлений нашей экспортной деятельности. Еще один перспективный проект – работа по поставкам продукции на Кубу. Уже подписан протокол с Республикой Куба по организации сборки наших станков на кубинской площадке. А пока что мы поставляем туда станки. При этом Кубу мы рассматриваем не только как покупателя станков, но и как плацдарм для дальнейшего продвижения нашей продукции на рынках в странах Латинской Америки.

– Сейчас, когда в мировой промышленной повестке – широкое внедрение технологий Индустрии 4.0, многие эксперты сходятся на том, что аналоговая продукция доживает последние годы. Вы с поправкой на это пересматриваете свои планы развития на перспективу?

– Мы занимаем на рынке ту нишу, которая стоит в этом плане несколько особняком – изготовление станков ультрапрецизионной точности. И она будет существовать еще достаточно долго – пока что альтернативные технологии не обеспечивают необходимой точности деталей. Да, мы имеем узкую рыночную сегментацию, от нас не требуется производство тысяч станков в год – они не нужны в таких количествах. Но при этом такие станки – это сегодня вершина станкостроения. Конечно, если задуматься о далеком будущем, – новые технологии будут вытеснять и нас, но в среднесрочной перспективе то, что делаем мы, будет востребовано. Конечно, на более отдаленную перспективу надо искать новые технологии и новые виды продукции.

Интервью взято с сайта журнала «Умное производство»